такс

О лете

Лето снова проходит, оно странное и какое-то чужое. Или я немного чужая. Небесный город дразнит и прячется где-то за углом. Драма оказалась недостаточной, сублимировать почти что нечего, даже героя убивать никакого смысла, поскольку он не герой.
Дождь за окном не расстраиваеи, а кажется уютным. Наверное, стоит уехать за город на выходные, сидеть, закутавшись в бирюзовый плед и монтировать клип на 25 человек на экране ноутбука, пить ароматный чай и ночью пойти на озеро, смотреть на звезды и понимать, что жизнь прекраснв. И придумать новую жизнь.

такс

странное

В тот момент, когда нходишься нна развилке, важно понять, что находится впереди, а что позади. Потому что в момент принтия решения так легко перепутать, откуда ты пришел, а куда хочешь прийти. Люди притягивают тебя как магниты и стрелка компаса вращается как безумная. Северного полюса юольше нет и находишься посередине магнитной аномалии, ты снова произносишь все слова и пишешь все диалоги. Земля вращается во всех направлениях и парад планет путает все расчеты. Быть глупой можно, хотя и страшно. Быть неправой тоже можно, хотя и смешно. Ангелы с алыми крыльями заполняют твой дом и смотрят на тебя своими строгими взглядами, а ты, не обращая на них внимания, перелистываешь пожелтевшие страницы старых путевых журналов и ищешь тот момент, когда ты свернул не туда. Странно, но каждая строчка в старых журналах кажется правильной, так почему же так причудлив маршрут и незнакома местность. Капитан, не кажется ли вам, что мы скоро пойдем ко дну, а наше судно давно пора пустить на металлолом? Седой капитан набивает трубку и качает головой. Юнга, как жаль, что двадцать лет пути ничему вас не научили. Глупо сомневаться и глупо искать ответы в старых журналах, Мы просто плывем к голубой звезде, которая сияет по левому борту и пусть никто кроме нас ее не видит. И пусть вся команда сошла на берег в последнем порту. А компас? Компасу верят только те, кто никогда не бывал в полярных льдах. Слышите? Небесный горн зовет нас вперед.
такс

это просто жизнь

"Когда-то у меня был друг, его звали Джин, он был добрый и веселый..."
Все написано до нас и почти все нами самими.
Иногда, когда тебе очень нужно, ты придумываешь себе людей, они почти настоящие, они двигаются, говорят, живут как самые настоящие люди. Просто они немного честнее, добрее, смелее чем настоящие. Ты живешь рядом с ними и стараешься им соответствовать, тоже быть доброй, мудрой, смелой и честной... достойной.
Иногда ты замечаешь, что твой человек как будто стирается и совершает поступки, которые не может, просто никак не может совершить. Ты моргаешь, отводишь в сторону взгляд, протираешь очки, хватаешься за краски или клавиатуру и через некоторое время видишь, что все в порядке, все отлично, у тебя снова есть человек.
А потом ты вдруг понимаешь, что он ненастоящий. Твой идеальный человек придуман тобой, чтобы тебе было легче жить. А настоящий — он совсем другой и как ты сможешь с ним жить непонятно. Он говорит по-другому и о другом, и у него тоже есть придуманный человек, а он считает, что это ты.
И в какой-то момент не хватает ни красок, ни слов. Не помогают ни стихи,ни звезды, которые вдруг складываются в созвездия совсем не твоего неба.
А крылья запылились где-то на антресолях и уже непонятно, какого они были цвета...
"А кто ты? Я не знаю..."
птица

Творческое

В  свое время мне очень хотелось, чтобы на мои стихи кто-то написал песню. Не потому что это стхи к песне для фильма, а просто потому что захотелось. Тогда не сбылось, наверное, потому что песен для фильмов мирозданию казалось достаточно. потом я и вовсе перестала писать стихи. А тут вот то ли самоизоляция, то ли крылья снова режутся, но откуда-то оттуда снова начали приходить слова и смыслы. И тут уж мироздание решило все-таки выполнить желание и за два месяца подарило мне уже две песни. Одна уже есть, а вторая в процессе и для нее немного больше слов чем было изначально.


Помнишь, я тебе сказала — только вперед и вверх.
Мы постарели и где-то, похоже, уже не те.
Иногда все меняется, только успей мигнуть,
Было все просто и ясно и вот уж валы ревут...

Но в тот момент, когда мир твой к черту идет ко дну,
Выпрями спину и тихо, но твердо скажи во тьму.
Даже если я потеряюсь в этой ужасной мгле,
То выбираться буду я только вперед и вверх.

Солнце смотрит с неба строго — вот уж который век.
Может быть мною ты просто придуман — не помню зачем.
Иногда мы влюбляемся, только успей вдохнуть.
Было все просто и ясно, теперь нам не повернуть.

Но в тот момент, когда мир твой к черту идет ко дну,
Выпрями спину и тихо, но твердо скажи во тьму.
Даже если я потеряюсь в этой ужасной мгле,
То выбираться буду я только вперед и вверх.

Помню я себе сказала — крылья терять нельзя.
Я повзрослела и стала другой, я не тень твоя.
Иногда мы меняемся, только успей простить.
Я улетела, и если ты есть, то крылом взмахни.

И в тот момент, когда мир твой к черту пошел ко дну,
Выпрями спину и тихо, но твердо скажи во тьму.
Ничего, что я потерялся в этой ужасной мгле,
Алые крылья выносят ксвободе — вперед и вверх.
такс

(no subject)

Помнишь, я тебе сказала — только вперед и вверх.
Мы постарели и где-то, похоже, уже не те.
Иногда все меняется, только успей мигнуть,
Было все просто и ясно и вот уж валы ревут,
Но в тот момент, когда мир твой к черту идет ко дну,
Выпрями спину и тихо, но твердо скажи во тьму.
Даже если я потеряюсь в этой ужасной мгле,
То выбираться буду я только вперед и вверх.
(с)ldora 06.2020
такс

(no subject)

Какой ты станешь, если все забудешь? Забудешь тихий вечер как-то в мае, ночную сигарету на балконе, холодный виски, ночи за работой. Как бился жесткий диск в тоске предсмертной, в хрустальной вазе вянули пионы, а кто-то пел про дальних и про близких, стучало сердце и про близких, и про дальних. Чужое имя, силуэт неясный. Чужие окна светятся и гаснут. Рассвет, холодная еда на сковородке, сквозь стену слышен тихий плач гитары. Пух тополиный на ночном проспекте, рука в руке и споры о морали. Писали так легко стихи о вечном и так легко о вечном забывали. О принципах, о боли, о любимых. В коктейль мешали хорошо и плохо. Как дети мы, порой, жестоки были, но не было в нас настоящей злости. Шагнуть, взлететь, раскинуть в небо крылья, парить над городом, где годы как минуты. И с каждым взмахом забывать как будто, но с каждым взмахом все острее помнить. Пока я помню, ты не станешь кем-то, кто просто каждый день идет куда-то, несет продукты в дом из магазина, а перед сном, прикончив банку пива, выносит мусор и не знает слова счастье.
(с)ldora 06.2020
такс

(no subject)

Как жаль, что отныне я стала немой, за окном шумит город, он больше не мой, не осталось желаний и мало чувств, я иду шаг за шагом, а дом мой пуст. В зеркалах я больше не вижу тебя, ты был падший мой ангел, звезда моя. Я уже не умею дарить любовь, и не кажется больше смешной рифма кровь. Жаль что выпали перья и свет угас, где глаза, что горели, где тот, кто не спас. Только желтые листья в перtулках шуршат, где гуляли когда-то, где черт был брат.

такс

озадаченное

В поисках материалов к 15-летию наткнулась в архивах своего жж на фразу "Толкиен - это духовная цветная капуста" (с) Фантон. Глубоко озадачена.
такс

Режиссерские кошмары

Снилось, что мы даем Орден Красной Звезды в каком-то то баре. Перед самым началом выясняется, что сцена отделена от зала непрозрачной шторой, которая, конечно же, не снимается. Пока мы с capsolo боремся с занавеской, приходят работники бара и говорят, что нужно, чтобы после спектакля мы сами убрались на кухне. Рассаживаем зрителей, спектакль начинается и я вижу Кирилла Григорьева в джинсах и похожей на форменную рубашке навыпуск. Подхожу к pashach и узнаю, что костюм забыли дома, а нам не стали говорить, чтобы не волновать. В процессе спектакля обнаруживаю на сцене Джерри, который импровизирует и подпевает, но не то, после чего все сбиваются и забывают слова.
В общем, хочу Орден Красной Звезды. Надо только понять, как его втиснуть в расписание.
такс

снег

За окном идет снег, я второй день подтягиваю запущенную бухгалтерию, и единственное, что меня спасает от сползания в полную хандру - звучащие в голове отголоски вторничной репетиции. Мы снова делаем что-то новое и прекрасное. Следите за рекламой.